Brooklyn Bridge

Click to listen to "Brooklyn Bridge"

Бруклинский Мост

Издай, Кулидж,
радостный клич!
На хорошее
и мне не жалко слов.
От нохвал
красней,
как Флага нашего материйка,
хоть вы
и разъюнайтед стет
оф
Америка.
Как в церковь
идет
помешавшийся верующий,
как в скит
удаляется,
строг и прост,-
так я
в вечерней
сереющей мерещи
вхожу,
смиренный, на Бруклинский мост.
Как в город
в сломанный
прет поведитель
на пушках- жерлом
жирафу под рост-
так, пьяный славой.
так жит в аппетите,
влезаю,
гордый,
на Бруклинский мост.
Как глупый художник
в мадонну музея
вонзает глаз свой,
влюблен и остр,
так я,
с поднебесья
в звезды усеян,
смотрю
на Нью-Йорк
сквозь Бруклинский мост.
Нью-Йорк
до вечера тяжек
и душен,
забыл,
что тяжко ему
и высоко.
и только одни
домовьи души
встают
в прозрачном свечении окон.
Здесь
еле зудит
элевейторов зуд.
И только
по этому
тихому зуду
поймешь-
поезда
с дребежаньем ползут,
как будто
в буфет убирают посуду.
Когда ж,
казалось, с под речки начатой
развозит
с фабрики
сахар лавочник,-
то
под мостом проходящие мачты
размером
не больше размеров булавочных.
А горд
вот эетой
стальною милей,
живьем в ней
мои видения встали-
борьба
за конструкции
вместо стилей,
расчет суровый
гаек
и стали.
Если
придет
окончание света-
планету
хаос
разделает влоск,
и только
один останется
этот
над пылью гибели вздыбленный мост,
то,
как из костичек,
тоньше иголок,
тучнеют
в музеях стоящие
ящеры,
так
с этим мостом
столетий геолог
сумел
воссоздать бы
дни настоящие.
Он скажет:
-Вот эта
стальная лапа
соединяла
моря и прерии,
отсюда
Европа
рвалась на Запад.
пустив
по ветру
индейские перья.
Напомнит
машину
ребро вот это-
сообразите,
хватит рук ли,
чтоб, став,
стальной ногой
на Мангетен,
к себе
за губу
притягивать Бруклин?
По проводам
электрической пряди-
я знаю-
эпоха
после пара-
здесь
люди
уже
орали по радио,
здесь
лоди
уже
взлетали по аэро.
Здесь
жизнь
была
одним- беззаботная,
другим-
голодный
протяжный вой.
Отсюда
везработные
в Гудзон
кидались
вниз головой.
И дальше
картина моя
без загвоздки
по струнам-канатам,
аж звездам к ногам.
Я бижу-
здесь
стоял Маяковский,
стоял
и стихи слагал по слогам.-
Смотрю,
как в поезд глядит зскимос,
впиваюсь,
как в ухо впивается клещ.
Бруклинский мост-
да…
Это вещь!

Brooklyn bridge

Give, Coolidge,
a shout of joy!
I too will spare no words
about good things.
Blush
at my praise,
go red as our flag,
however
united-states
-of
-america you may be.
As a crazed believer
enters
a church,
retreats
into a monastery cell,
asture and plain;
so I,
in graying evening
haze,
humbly set foot
on Brooklyn Bridge.
As a conqueror presses
into a city
all shattered,
on cannon with muzzles
craning high as a giraffe-
so, drunk with glory,
eager to live,
I clamber,
in pride,
upon Brooklyn Bridge.
As a foolish painter
plunges his eye,
sharp and loving,
into a museum madonna,
so I,
from the near skies
bestrewn with stars,
gaze
at New york
through the Brooklyn Bridge.
New York,
heavy and stifling
till night,
has forgotten
its hardships
and height;
and only
the household ghosts
ascend
in the lucid glow of its windows.
Here
the elevated
drone softly.
And only
their gentle droning
tell us:
here trains
are crawling and rattling
like dishes
being cleared into a cupboard.
While
a shopkeeper fetched sugar
that seemed to project
out of the water-
the masts
passing under the bridge
looked
no larger than pins.
I am proud
of just this
mile of steel;
upon it,
my visons come to life, erect-
here's a fight
for construction
instead of style,
an austere disposition
of bolts
and steel.
If
the end of the world
befall-
and chaos
smash our planet
to bits,
and what remains
will be
this
bridge, rearing above the dust of destruction;
then,
as huge ancient lizards
are rebuilt
from bones
finer than needles,
to tower in museums,
so,
from this bridge,
a geologist of the centuries
will succeed
in recreating
our contemporary world.
He will say:
-Yonder paw
of steel
once joined
the seas and the prairies;
from this spot,
Europe
rushed to the West,
scattering
to the wind
Indian feathers.
This rib
reminds us
of a machine-
just imagine
would there be hands enough,
after planting
a steel foot
in Manhattan,
to yank
Brooklyn to oneself
by the lip?
By the cables
of electric strands,
I recognize
the era succeeding
to the steam age-
here
men
had ranted
on radio.
Here
men
have ascended
in planes.
For some,
life
here
had no worries;
for others,
it was a prolonged
and hungry howl.
From this spot,
jobless men
leapt
headlong
into the Hudson.
now
my canvas
is unobstructed
as it stretches on cables of string
to the feet of the stars.
I see:
here
stood Mayakovsky,
stood,
composing verse, syllable by syllable.
I stare
as an Eskimo gapes at a train,
I seize on it
as a tick fastens to an ear.
Brooklyn Bridge-
yes…
That's quite a thing!

1925
Translated by Max Hayward and George Reavey

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License